Эффективные правовые решения
для медицинского бизнеса
Главная  /  Медиа-центр  /  Статьи  /  Судебный процесс. Трудности перевода с медицинского на юридический.

Судебный процесс. Трудности перевода с медицинского на юридический.

Автор: Анжелика Ремез

Проблема: В судебном процессе по медицинским спорам сталкиваются абсолютно различные по типу мышления и набору знаний участники: медицинские работники, юристы, судьи. В итоге стороны процесса попросту не понимают языка друг друга, при том, что судьи обязаны понять предмет спора и некоторые его особенности для того, чтобы обосновать вынесенное решение, а стороны очень хотят решение в свою пользу.

Решение: Чтобы вести диалог с судьей по сложным вопросам, представитель должен досконально знать все особенности своего дела, не ограничиваясь пониманием лишь процессуальных норм права. Кроме того необходимо знание различий понятийных процессов, которое описано ниже.

Была в моей практике такая история. Врач-хирург, давая пояснения в качестве третьего лица по делу, высказался примерно так: «Мы исключили хирургическую патологию у этого пациента и направили его в другое учреждение для поиска соматических заболеваний». Судья дважды спросила врача, что такое соматические заболевания, он дважды ей ответил «Ну как? Ну… соматические!» У него в голове просто не осталось других слов, чтобы объяснить, что это такое. В тот момент судья так и не поняла, что врач имел ввиду. И таких историй в процессах масса.

Профессиональные различия.

Юрист и врач люди абсолютно различных знаний и мыслительных процессов. Мы знаем, что юрист не может и не должен знать все, но он точно должен знать, где быстро найти  необходимую информацию и знать, как правильно ее применить, следуя логике и принципам действия норм права в пространстве и во времени. И наоборот, врач должен наизусть знать строение тела человека, происходящие в нем процессы, которых по медицинским профилям исчисляется колоссальным числом. Добавляйте ко всему этому профессиональную деформацию, которая неизбежно происходит с годами с любым специалистом. Люди выбранных профессий начинают не только работать в специфическом мире, они переносят его в обычную жизнь.

Ну вот, к примеру, я, как юрист, давно смотрю на мир как на набор урегулированных правоотношений с вытекающими двусторонними правами, обязанностями и ответственностью. Даже переход дороги для меня – это правоотношение и подчинение правилам ПДД. Это искажение практикующих юристов.

Врач видит мир искаженным по своему. Выходя в мир после медицинского ВУЗа, будущий медицинский работник уже пережил зубрежку толстенных книг, патологоанатомический музей, несколько вскрытий, побывал на практике в общей хирургии, он знает, что организм человека – это набор составных частей, которые как детали в конструкторе могут ломаться и которые есть возможность починить. Врач обязан искоренить в себе человеческое сострадание, чтобы быть максимально полезным другим людям.

Так как же выстраивать диалоги в таких делах?

Кто есть кто в процессе.

Чтобы выстроить диалоги обязательно понимание, кто в процессе какими знаниями и сознанием обладает.

Судья – юрист с более глубоким знанием процессуальных дисциплин. Ключевое слово – юрист. Это некогда выпускник юридического факультета, который не обязательно имеет практический опыт работы юристом вне стен суда. Это важно! Судейский состав часто формируется из тех, кто пришел работать в суд помощником или секретарем сразу после студенческого выпуска и там «вырос». А потому всегда необходимо предполагать, что это лицо, не только совершенно не обладающее специфическими знаниями по предмету медицинского спора, но и вероятно с отсутствием общего юридического опыта. Следовательно, в процессе должны быть лица, которые смогут максимально понятно донести информацию до решающего исход дела лица. Всегда проверяйте историю судьи. Насколько он практически опытен до получения судейского статуса и насколько компетентен по рассматриваемому вопросу. Это можно узнать в секретариате суда, задав примерный вопрос «Кто в этом суде наиболее компетентен по медицинским спорам и какой опыт по таким делам у конкретного судьи?» Это даст дополнительное понимание необходимого уровня подготовки к процессу.

Истец (пациент и его представитель) – сторона нападения. Сторона должна доказать только факт получения медицинской помощи в организации, к которой предъявляются претензии, факт того, что организация существует на день спора и факт того, что имеются негативные последствия, предположительно от оказания данной медицинской помощи, то есть говорит о наличии причинно-следственной связи. Истец далеко не всегда обладает правильным пониманием произошедшего в силу субъективизма и отсутствия специальных познаний в медицинской сфере.

Ответчик (медицинская организация и ее представитель (защитник)) – сторона защиты в процессе и основной помощник судьи в процессе понимания дела. Именно с этой позиции написана настоящая статья, так как, во-первых, это непосредственная моя постоянная позиция в суде, а во-вторых, в силу п.28 Постановления Пленума Верховного суда РФ №17 от 28.06.2012 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе за причинение вреда, возложено на медицинскую организацию как на исполнителя при оказании медицинских услуг. Это говорит о том, что если пациента может представить юрист любого уровня подготовки и специализации, то медицинскую организацию должен представлять только тот, кто сможет настроить диалог с судом, представляя всю необходимую информацию в понятном для него виде.

Прокурор – обязательно участвующее лицо по искам о причинении вреда жизни и здоровью в силу п.3 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ. Всегда занимает сторону истца, пользуется всеми процессуальными правами стороны по ст. 35 ГПК РФ. Тоже юрист без наличия специальных знаний. Здесь необходимо учитывать большую прокурорскую загруженность по судебным делам, один и тот же прокурор как на «дежурстве» перебегает из кабинета в кабинет по различным делам, например, 10 минут назад он сидел в другом зале суда по делу о восстановлении человека на работе. Ему понадобится время для «включения» в предмет дела, поэтому стоит ожидать массу уточняющих вопросов.

Третьи лица, свидетели (врачи, органы здравоохранения) – привлеченные по заявлениям сторон участники процесса, показания которых необходимы для разъяснений по обстоятельствам дела. Преимущественно, это медицинские работники, непосредственно принимавшие участие в оказании медицинской помощи пациенту, лица, санкционировавшие действия (заведующие, главные врач) или присутствовавшие при ее оказании.

Юрист в медицине или медик в юриспруденции.

По моему глубокому убеждению, эффективным защитником медицинской организации может быть отраслевой юридический специалист, то есть именно юрист с пониманием отрасли медицины, пониманием специфики профильных врачебных разделений и системы здравоохранительного законодательства, с обладанием обширными юридическим и медицинским лексиконом. Все это приходит с практикой и с интересом к специализации. По какой причине я не называю медицинских работников, получивших затем юридическое образование и ушедших в юриспруденцию? Все по той же причине искаженного медицинского создания. Из меда выходят «особенные» люди. Судья кто? Юрист с углубленными знаниями в области процессуального права. Представитель ответчика кто? Помощник судьи! Это участник процесса, который должен говорить с судьей в одном поле правосознания, доносить информацию о позиции доверителя на максимально понятном структурном языке, составлять процессуальные документы таким образом, чтобы они своевременно и качественно ложились в материалы дела и работали на необходимое развитие дела. Я называю представителя «Помощником», потому что его задача помочь судье увидеть дело медицинской организации и врача максимально и разобраться «по-юридически», чтобы вынести в дальнейшем мотивированное решение. Медик с юридическим образованием, как ни крути, смотрит на дело как врач и для того, чтобы стать эффективным защитником ему необходимо основательно «выжечь» из себя первую профессию.

Итак, специалист должен быть в первую очередь юристом с познанием медицины, а не наоборот, чтобы говорить и мыслить с судьей на одном языке в одном поле правосознания.

Доскональное знание материалов дела.

Задача представителя №1 – знать детали дела «от зубов».  Заходя в глубоко специализированный процесс, защитник обязан знать все обстоятельства и хронологию событий в деле, помнить всех участников произошедшего, их должности, специализации, квалификации. Например, знать отличия реанимационной бригады СМП от неотложной и почему этому пациенту была вызвана именно эта бригада, а не другая. Или, например, знать, почему простой врач может кубитировать вены и поставить капельницу, а подключичную не может, соответственно пояснить, почему он этого не сделал. Все эти вопросы защитник должен задать своему доверителю – медицинской организации во время подготовки к процессу, а те, в свою очередь, должны максимально подробно и понятно все рассказать своему представителю. Он сам определит, что важно для процесса, а что второстепенно.

Для чего? В диалоге с судьей необходимо быстро, спокойно и понятно  отвечать на поставленные вопросы. Ничто так сильно не подрывает уважения судьи к стороне, как незнание собственного дела. Если защитник показывает судье, что он знает дело «от и до», судья чаще обращается именно к нему с вопросами, чтобы уточниться. В противном случае, защитник потеряет в глазах всего процесса компетентность, как следствие, всяческое доверие.

Показания и опрос врачей.

Чтобы опрашивать врачей необходимо опять-таки помнить, что задаете вопросы не для себя, а для судьи и разговариваете с врачом, которого частенько «уносит» в рассуждения и предположения. При подготовке к опросу научите их отвечать на вопросы кратко и с разъяснениями всех медицинских терминов, сделайте так, чтобы речь врача стала понятной всем в зале. Для этого можно подготовить шпаргалки с медицинскими определениями и заблаговременно передать судье в дело как письменные пояснения.

NB! Судебно-медицинская экспертиза – почти всегда неотъемлемая часть такого процесса.  А потому чем лучше построен диалог защитника медицинской организации с судьей, тем меньше недопонимания при постановке своих вопросов экспертам.

 

Итак, почему диалоги с судьей, в том числе по некоторым медицинским вопросам, максимально должен вести юрист? Как уже сказано выше, юрист находится в одном правосознании с судьей и знает особенности стадий процесса, но еще он спокойно объективен, так как лично не принимал участие при оказании медицинской помощи.

Вытекающая из сказанного еще одна важная мысль – представитель главным образом ведет диалог не с оппонентом, не со своим доверителем, а с судьей. Судья – главный собеседник защитника в процессе.

Все это возможно только при условии исключительного знания всех обстоятельств дела.

Наверх